«Я хочу быть «хорошей историей»

216
«Я хочу быть «хорошей историей»

Сегодня рассказываем историю равного консультанта Саши Сидоровой. Своим вторым днем рождения героиня нашего интервью считает 26 апреля. Ровно четыре года назад Саше сделали операцию, которая спасла ей жизнь.

Разная Саша

Саше 33 года. Она – любимая жена и дочь, мама двух сыновей, руководитель бизнеса. Саша бесконечно перемещается по городу на своем авто. Саша выступает по телевизору. Саша принимает участие в фотосъемках для одного особенного проекта. Саша проводит детский праздник. Саша работает волонтером. Сложно сказать, чего не делает Саша. Еще сложнее представить, что всего несколько лет назад ей поставили один из самых тяжелых диагнозов – глиобластома. Злокачественная опухоль головного мозга. Опасная и агрессивная.

Саша, фото Евгении Филипповой

Саша, ты стала коротко стричься после операции?

Нет, короткие волосы у меня появились еще до того, как я узнала о болезни. Подстриглась однажды – мне понравилось. Мне идет, времени на уход не требует. А время для меня всегда было самым ценным ресурсом. Я не могу сидеть без дела, всегда должна чем-то заниматься. В 22 года, когда моему старшему сыну исполнилось несколько месяцев, решила, что хочу непременно свой бизнес. Я на тот момент «по-взрослому» еще нигде не работала: Димка родился на 5-ом курсе, где-то между экзаменами и дипломом. Думала открыть магазин или салон красоты сначала, но потом как представила, что я с младенцем на руках встречаю гостей…Как будут относится клиенты?! Нужен был какой-то малышковый бизнес. Так родилась идея детского клуба «Сёмушка».

Тяжело было вести своё дело и нянчится с малышом?

Тяжело, но любая цель требует усилий. Первых клиентов мы «натопали» вместе с Димасиком. Я ходила с коляской по дворам, знакомилась, звала таких же молодых мамочек к нам в клуб. Так как стартовый капитал испарился в первые же месяцы, мне пришлось много работать самой в качестве педагога. Почти всю прибыль съедала аренда, и я решила параллельной пойти трудиться в школу учителем русского языка – это был и педагогический опыт, и стабильная зарплата, и… много-много бумажной работы, которую, по моему мнению, учитель делать не должен. Я была счастлива уйти во второй декрет – у нас родился еще один сын Владимир. Где-то здесь, наверное, начинается история моей болезни.

«Роковой апрель»

Через некоторое время после рождения Вовы Александре по просьбе директора школы пришлось выйти на работу и взять пару уроков в день. Сначала все было нормально – она приходила в школу всего на несколько часов. А потом началась какая-то чехарда. Из детского клуба внезапно уволилась администратор – и Саше пришлось срочно закрывать собой дыры. Параллельно в школе начинают перераспределять нагрузку, и на нашу героиню падает еще несколько часов и классное руководство. Саша, как она сама говорит,«пахала как ненормальная»: утром клуб и занятия с детьми, с обеда – уроки в школе, вечером ждут два сорванца и муж. Еще хочется расти и развиваться, и она ставит цель – читать 1 книгу в неделю. Разве при такой нагрузке головные боли – это что-то странное? Многие отмахнутся. Вот и Саша решила, что ощущение давящего шлема – это прямое следствие перегрузок и авитоминоз.

Что послужило спусковым крючком?

Наверное, болезнь дедушки. Он вдруг сильно сдал, но при этом отказывался обследоваться и лечиться. Я проводила с ним много времени: ходили вместе по врачам, заставляла сдавать анализы, с трудом госпитализировала. Долго не могли поставить диагноз, а к декабрю стало ясно, что это рак. Видимо на фоне переживаний у бабушки случился дебют диабета – она тоже внезапно стала требовать к себе мое внимание. Я хорошо помню тот роковой момент: я смотрю на бабушку и понимаю, что у меня их теперь две. Картинка в глазах двоится. Вот тогда я сказала себе, что пора к врачу.

Когда это случилось?

Это был апрель 2018 года. Роковой месяц для нашей семьи. 12 апреля умер дедушка, 13 апреля я отпраздновала свой день рождения, а на следующий день пошла в больницу. Врач, когда услышала про двоение в глазах, сразу направила меня на МРТ. Помню, как буднично мне вынесли результат и предложили задать вопросы, если они у меня есть. Вопросов у меня не было, но был телефон врача, которая выписала направление. Эта чудесная женщина дала мне свой сотовый и сказала сразу сообщить ей результат. Когда я прочитала ей заключение – образование размером с куриное яйцо в правой лобной доле – она велела немедленно звонить в нейрохирургию на Березовую. Я думаю, во многом благодаря чуткости моего терапевта я избежала всех «хождений по мукам». В нейрохирургии долго выпытывали, не замечала ли я за собой чего-нибудь странного. Оказывается, что такие образования часто приводят к нарушениям в поведении, но, слава Богу, ничего такого со мной не было. К счастью, опухоль оказалась операбельной, и меня практически одним днем госпитализировали.

Ты боялась операции?

Меня готовили к вмешательству неделю: что-то капали, брали анализы. До последнего момента даже не верила, что это произойдет. У нас была очень веселая палата, мы много смеялись, подружились все. Я ходила к врачу и спрашивала: ну что, может, рассосалось? Страх накрыл перед операционной. Кто был, тот знает, каково это – лежать голым под тонкой простыней в холодном зале и ждать, когда тебе начнут вводить наркоз… Вот тут я испугалась по-настоящему. Я вдруг поняла, что в этом году мой Дима пойдет в первый класс, а я может быть не проснусь и не смогу проводить его на торжественную линейку. Я разрыдалась, а медсестры успокаивали меня и говорили, что я обязательно услышу первый звонок для своего старшего сына. Я мысленно прощалась с семьей, когда стали подавать наркоз.

«Делай все, что говорят врачи»

Намного позже Саша узнает, что врачи предупреждали маму и мужа, что нейрохирургические вмешательства – это всегда риск. Близкие готовились к худшему, вплоть до того, что тело Саши будет жить, но как личность она может умереть. 26 апреля 2018 года Саша пришла в себя после операции. В этот день она поняла, что будет жить дальше, а дату объявила своим вторым днем рождения. Впереди было долгое лечение, но самое главное случилось: растущую опухоль полностью убрали. Больше никаких «злых» клеток.

Саша, фото предоставлено героиней

Как проходило дальнейшее лечение?

У меня было 40 лучей и химия в таблетках. И все одновременно. Первый раз было очень плохо, меня рвало, но я не хотела до последнего будить персонал больницы. Когда мне показалось, что я вот-вот умру – доползла до медсестринского поста и попросила помочь. Укол принес облегчение. От лучей у меня выпала часть волос, осталась небольшая проплешина, которая со временем заросла. Ну а химия…Что говорить, конечно, от нее погано себя чувствуешь.

Не было сомнений в назначениях врачей?

Нет. Мой хирург Владимир Викторович Троян, отпуская меня после операции сказал: «Делай все, что скажут врачи». Я очень доверяю ему, с первых минут нашего общения, поэтому свое лечение даже не обсуждала. Во время лучевой и химии мне помогали поддержка и помощь близких, вера в себя, молитвы. И церукал, конечно. Без него никак. Я вообще за время болезни многое переоценила. Поняла, что всю мою жизнь меня сопровождает чудесное провидение. Столько замечательных врачей, медсестер, санитарок в больницах помогли мне пройти этот путь. Вселенная показала мне, кто есть кто и кто должен быть рядом.

Сейчас болезнь себя как-то проявляет?

В первый год у меня дважды случались сильные судорожные приступы, во время которых я теряла сознание. Первый раз это произошло в маршрутке, я ехала с детьми. Помню, как передаю за проезд. А следующий кадр – полная темнота, я лежу и слышу, как мой старший сын очень серьезно говорит кому-то: это моя мама, ее зовут Саша… Тогда я попала в реанимацию. Сейчас понимаю, что судороги провоцирует жара или резкий перепад температур – стараюсь избегать. Ну и пью каждый день противосудорожные. Боюсь ли, я что болезнь вернется? Боюсь, не буду скрывать, но каждый раз гоню эти мысли прочь, а день начинаю с аффирмаций.

Легко ли тебе сейчас рассказывать о своем диагнозе?

Сейчас да, а первое время я плакала. Проект «Я рядом» дал мне возможность по-новому посмотреть на болезнь. Если раньше было больно рассказывать о себе, то теперь благодаря равному консультированию я увидела смысл в том испытании, которое мне выпало. Сейчас я делюсь своим опытом с другими людьми, давая им надежу и веру. Я помню, как читала в интернете истории о раке мозга, и все они были с плохим исходом, а я так хотела найти хоть одну, где человек или его родственник написал бы: «Мы вылечились, у нас всё хорошо». И вот теперь я сама могу стать для множества онкопациентовтой самой «хорошей историей». Верю, что благодаря проекту «Я рядом» счастливых финалов будет больше.

Обратиться за помощью к равному консультанту можно здесь.

Автор текста: Екатерина Мудрагелева